Рубрики
Авторы
Персоналии
Оглавления
Архив
NN 1-25
Бинокль N 25
Бинокль N 24
Бинокль N 23
Бинокль N 22
Бинокль N 21
Бинокль N 20
Бинокль N 19
Бинокль N 18
Бинокль N 17
Бинокль N 16
Бинокль N 15
Бинокль N 14
Бинокль N 13
Бинокль N 12
Бинокль N 11
Бинокль N 10
Бинокль N 9
Бинокль N 8
Бинокль N 7
Бинокль N 6
Бинокль N 5
Бинокль N 4
Бинокль N 3
Бинокль N 2
Бинокль N 1
 
Главная О журнале Оглавление Отзывы


Из-за острова на стрежень
Лауреат шести литпремий Светлана Сырнева бежит из идеологических лагерей на волю
Мир рушится, а Светлана стоит вертикально. 3.11.2007. Фото М. К.

 

В её стихах звучит плач по тонущему "Титанику", как бы этот "Титаник" ни назывался (Россия, Советский Союз, социализм, земная цивилизация, Вселенная, отдельная личность). Её перо пытались использовать, как штык, а имя - как знамя, разные воюющие стороны. Но Светлана не вмещалась в параметры и всегда высвобождалась из пут. Балансируя на грани между гражданской и философской лирикой, она выбирает последнюю.

Светлана Анатольевна - учительница в Петровском. 23.02.1979

 

В стане карбонариев

 

Светлану я знаю лет тридцать - со времён учёбы на филфаке педа. Приехавшая из уржумской глубинки, она держалась на курсе несколько особняком. Её стихотворения, читанные мной в рукописи, удивили экзистенциальными мотивами, вплоть до отчаянья и крайнего пессимизма. Одно из них называлось "Чёрная Света" (это она про себя).

В комсомольском литклубе "Молодость" её принялись перевоспитывать, но тщетно. Требуемого оптимизма не добавила Сырневой и работа словесником в глухом уржумском селе Петровском (по распределению 1978 года).

Позже я пригласил Свету с "непроходными" стихами в самиздатский альманах "Ноев ковчег". Вышедший в 81-м в четырёх машинописных экземплярах, он сразу привлёк внимание литературоведов в штатском. Тогда как раз генерал Ярузельский вводил военное положение в Польше, и КГБ зачищал тылы в СССР. "Профилактируя" причастных к альманаху, гебисты уверяли, что "Ноев ковчег" инспирирован западными спецслужбами.

На моём экземпляре сохранился автограф Светы: "Я случайно попала в этот альманах и не достойна вашей дерзости. Но я старалась. Повесят нас вместе", - и её рисунок: виселица с четырьмя повешенными (по числу авторов "Ковчега") с пушкинской припиской "И я бы мог…"

В 85-м Сырнева жила уже в Кирове с мужем - литератором Сергеем Уховым. Неформальные посиделки в их квартире завершились - по воле партии и ГБ - легализацией литклуба "Верлибр", где Свету выбрали первым руководителем. Составляя первый номер клубного журнала "Авангард" (1986), я начал его светиным стихотворением "Страна моя Вятка, к душе мне твоя переменчивость: то мирно, то бурно…" с финальной фразой: "Ты выбери любого в пророки". Чтоб ощутить себя пророком, поэтессе не хватало лишь явления серафима с крыльями.

В декабре 87-го Сырнева заняла первое место на областном фестивале поэзии. Председатель жюри - московский поэт Николай Старшинов - увёз стихи Светы в столицу, рекомендовал их мэтрам, опубликовал в альманахе "Поэзия". На рукопись Сырневой наткнулся замдиректора издательства "Современник" Дмитрий Ильин (литкритик из круга Вадима Кожинова и Юрия Кузнецова)…

 

Молодожёны Светлана Сырнева и Сергей Ухов. 3.01.1985

Шестикрылый серафим

 

Январь 89-го: Ильин приехал в Вятку - обсуждать "параметры будущей книги". В его гостиничный номер Света пришла после работы (из лифтёрной) - в поношенной шубке и шапке-ушанке. И Дмитрий Петрович её потряс: дескать, по всем признакам подозреваю за Вами гениальность, Ваши стихи высоко оценивают Кожинов, Кузнецов, Палиевский, Вам надо развивать потенциал. И взялся, по словам Светы, быть "тренером чемпионки мира".

Он предписал ей знать назубок "Слово о полку Игореве", Пушкина, Евангелие, выучить наизусть шедевры поэзии. Словом, ставил на крыло. Импульс был мощный: 90-й год - самый плодотворный у Светы по количеству стихов. Сырнева сочиняла, а Ильин размещал подборки по журналам ("Наш современник", "Новый мир", "Москва"). Не Ильф и Петров, но близко (шутка).

Ходили слухи, что он бывший генерал КГБ. Потом оказалось, что вроде бы только майор - и к генералу Ильину, курировавшему в СП диссидентов типа Галича и Войновича, не имеет никакого отношения. В пору "тренерства чемпионки" Дмитрий Петрович придерживался славянофильских воззрений, и это не могло не влиять на поэтессу. Отверзлись вещие зеницы: "И на то мне вещий голос дан, / чтоб тебе молчать со мной отныне, / как молчит несомый в океан / чёрный волк, оставшийся на льдине" (1990). Голос вещуньи принадлежал, видимо, океанской стихии, а отнюдь не льдине…

Д.П. Ильину поэтесса посвятила "Прописи" (1997), где патриотизм возникал как категорический императив (несмотря ни на что): "Ты горька, как осина, / но превыше и лести, и срама - / моя Родина, самая сильная / и богатая самая".

А Ильин в послесловии к её сборнику "Страна равнин" (1998) написал:

"Здесь мы имеем весьма своеобразную форму литературной преемственности [с Есениным. - М. К.] не в темах, не в идеях, не в стиле, а в степени сопереживания душевной боли, в запредельности чувств как реакции русской совести и таланта на мировую катастрофу ХХ века, проходящую своей главной трещиной через сердце России".

Кто же виноват в катастрофе? Ответ можно усмотреть у Сырневой 97-го: "Пётр окно в Европу прорубил / и у моря памятником встал. / Но немало жизней загубил / в брешь ворвавшийся девятый вал… / Растерявшись, тонут Тверь и Клин, / и Воронеж под воду идёт. / О Россия, о страна равнин! / Вся ты - пойма для холодных вод…"

В её творениях 90-х стрелы явно летели в адрес Запада. В 2000-м, когда поэтесса стала госслужащей, в предвыборной листовке "Народный губернатор" - с портретом Сергеенкова - можно было прочесть такое (за подписью "С. Сырнева"): "Трудно переломить моральную подавленность народа в условиях агрессивного крушения наших традиционных ценностей, спровоцированного западной и прозападной пропагандой".

Тогда же в газете "Эфир" (с подписью "Светлана Сырнева"): "Понятия о культуре и искусстве в "Бинокле" [вятском культурном журнале. - М. К.] извращены, поставлены с ног на голову… "Бинокль" получил грант фонда Форда… Его возьмёт в руки жадная до культуры сельская молодёжь. И прощайте, уроки школы и папы с мамой, прощайте, десять заповедей Христа! А кому это выгодно, догадаться нетрудно".

Я как читатель догадывался, qui prodest (кому выгодно): Форду, Вашингтонскому обкому и Сатане. Антизападная риторика здесь - чисто гебистская. Ильин сделал своё дело…

 

Без иллюзий

Перед вручением Сырневой памятной медали в честь 90-летия ВЛКСМ Зюганов читает её книгу "Избранные стихи", изданную в Москве при поддержке КПРФ. 2008

 

Ещё в 90-м Светлана вошла в круг авторов "Нашего современника" (Кожинов, Кузнецов, Ильин, Бондаренко, Куняев). Кто-то называет этот журнал националистическим, но Сырневу в национализме не заподозришь. Тихой сапой "НС" прибрал её к рукам, включил в свой общественный совет и теперь ждёт от Светы каждый год по подборке (не одобряя публикацию в "недружественных" изданиях). Уровень журнала не совсем её устраивает, "но другого пути нет". Это самый тиражный "толстый" журнал (10 тыс. экз.), здесь платят гонорар. Ситуация, как в давних сырневских "Прогулках с дочерью": "Мама, мне страшно: в канаве вода. / Мама, мне холодно, дрожь пробегает. / Мама, зачем мы приходим сюда?" / Некуда больше идти, дорогая".

В этом году стихи в "НС" она пока не послала. Пишется мало. "Мешает отсутствие плодотворной среды". "В Москве мне нашёлся бы импульс для развития, но здесь, в Вятке, уже всё у меня устаканилось (семья, родственники)". "Я широко известна в узких кругах, а в широких не известна совсем". В ответах Светы мне почудились усталость и фатализм.

Надеюсь, её идеологизированный период позади. На недавний её юбилейный вечер в Москве Ильин не пришёл. Она не хочет участвовать в драках двух лагерей: "Я ни западник, ни славянофил". Все - жертвы века, и некого винить. Есть более вселенская забота: "Всё обращается в прах, / всюду печаль залегла, / и дотлевает в лесах / пламя любви и тепла" (2003). Почти Экклезиаст! Или как в классическом, 90-го года: "Всё убито, и не о чем плакать уже, / и отнято остатнее слово твоё. / Но зияет великая рана в душе, / и бесшумно свобода заходит в неё".

 

 

Михаил Коковихин

 

 

Сырнева Светлана Анатольевна род. 26.10.1957 в д. Русское Тимкино Уржумского р-на. Филфак Кировского пединститута (1978). Один из основателей "Верлибра" (1986). Карьера: сельский учитель, редактор уржумской партгазеты, лифтёрша, корреспондент "Комсомольского племени" и "Выбора", корректор "ТДТ", референт писорганизации, консультант облкомитета по печати, руководитель пресс-службы мэрии, сотрудник администрации облправительства. Член СП с 1991. Секретарь правления СП России с конца 90-х. Изданное: "Ночной грузовик" (1989), "Сто стихотворений" (1994), "Страна равнин" (1998), "Сорок стихотворений" (2004), "Новые стихи" (М., 2006). Лауреат премий: журнала "Наш современник" (1991), "Традиция" (1996), Малой (1997), Пушкинской (2002), им. Заболоцкого (2006), им. Бальмонта (2007). Супруг С. Ухов - краевед. Дочь Ксения - администратор стоматологической фирмы. Кошка Марта. Пристрастия: материалистич. философия, Пушкин, Тютчев, Толстой, Достоевский, Гончаров, Блок, светлое пиво, Winston lights.

 

 

"Вятская особая газета" 8.11.2007, № 44

 

Светлана Сырнева в составе десанта журнала "Наш современник" на Вятку. Встреча с читателями в Герценке. Выступает Валентин Распутин. Второй справа - Юрий Кузнецов. 1997. См. "Какой же русский писатель не любит митинговать?"

 

 

 

 

 

 

 

 

 
       
       
© журнал «Бинокль». Гл. редактор: Михаил Коковихин, 2002-2008
Дизайн, верстка: Николай Мустафин, 2008
Хостинг от uCoz