Рубрики
Авторы
Персоналии
Оглавления
Архив
NN 1-25
Бинокль N 25
Бинокль N 24
Бинокль N 23
Бинокль N 22
Бинокль N 21
Бинокль N 20
Бинокль N 19
Бинокль N 18
Бинокль N 17
Бинокль N 16
Бинокль N 15
Бинокль N 14
Бинокль N 13
Бинокль N 12
Бинокль N 11
Бинокль N 10
Бинокль N 9
Бинокль N 8
Бинокль N 7
Бинокль N 6
Бинокль N 5
Бинокль N 4
Бинокль N 3
Бинокль N 2
Бинокль N 1
 
Главная О журнале Оглавление Отзывы


Непотопляемый Титаник

 

Лидер Кировского драмтеатра Евгений Степанцев выдерживает уровень ватерлинии

 

Дубинка у Евгения Степанцева в кабинете всегда под рукой - мало ли что. 9.11.2007. Фото М. К.

 

В самодеятельности Евгений играл белогвардейца с репликой: "Я готов сжечь Рим, чтобы насладиться зрелищем пламени!". Москва, 1965

 

Под железной пятой

 

От театральной Вятки времён Брежнева, Андропова, Черненки мне хорошо запомнились спектакли Бородина, Бермана и Клокова. А был ли Степанцев? Был, но неотчётливо. В моей памяти остались актрисы в телогрейках (дилогия "Ивушка неплакучая" по деревенщику Алексееву) и Михаил Салес в гимнастёрке, изображавший пламенного Мироныча (дилогия какого-то Вериго).

Когда за "Ивушку" главрежу дали Госпремию и к юбилею Брежнева он поставил "Правду памяти" Азата Абдуллина, где главный герой в исполнении Рима Аюпова олицетворял мудрого государственника типа Леонида Ильича, фрондирующая интеллигенция вынесла приговор: конъюнктурщик.

Сегодня Евгений Кузьмич оправдывается тем, что он как главный режиссёр вынужден был "по велению времени" ставить спектакли к датам - юбилеям Ленина, Победы, Октябрьской революции и пр., но что делал это "очень достойно с художественной точки зрения". К тому же, дескать, как у коммуниста у него была надежда, что волевой лидер партии выведет страну из кризиса к процветанию. Хм…

Он хранит свой партбилет. Отобрать эту штуковину ему угрожали не раз, в том числе на парткомиссии Первомайского райкома, где Степанцева прорабатывали из-за конфликта с директором театра Геннадием Балыбердиным. "Я партбилет положу на стол только в Москве - на брусчатке у Краснопресненского райкома, где мне его вручали!" - заявил тогда Кузьмич.

В ту пору ходил слух, что на репетиции спектакля "Пробуждать спящих" (по пьесе Олега Сосина) главреж говорил актёрам: ты играешь учёного Джордано Бруно, представь себе, что ты - инакомыслящий вроде Андрея Сахарова; а вот ты представь, что ты инквизитор крупного масштаба - ну, к примеру, Михаил Суслов; а ты - мелкий инквизитор, типа Карачарова…

Степанцев репетирует. Киров, 2001. Фото В. Трапезникова

На Степанцева пришла "телега" в обком. Вызвали. По воспоминаниям режиссёра, песочили его секретарь-идеолог Юрий Карачаров (которого Кузьмич уважает до сих пор) и завотделом Зыков ("мозг обкома, сгорел на том, что его сын шапки снимал с прохожих"). В "телеге" было ещё обвинение, что Степанцев пропагандировал московские подпольные театры (кто подписал, ему не показали). Главреж всё отрицал. Удалось отбрехаться.

Он и сегодня уверяет: в спектакле о Джордано Бруно раскрывались механизм инквизиции и тема сожжения на костре за убеждения ("очень современная тема"), сам Джордано трактовался как жертва режима, а сжигатели выстраивались в некую иерархию, но: "Если бы на репетициях я ссылался на конкретные фамилии, я был бы идиотом!"

От той поры у Кузьмича осталась привычка не говорить лишнего. Может, в его кабинете установлены "жучки"? Пародируя, он кричит при мне воображаемым "слухачам": "Слушайте, суки! Вы что со мной хотите сделать? Убить? Снять с работы? Тогда вам надо будет сформулировать: зачем и кто, если не я? Я в год по семь спектаклей выпускаю!"

Когда он говорит: "Категорически поддерживаю фигуру Путина, потому что жизнь повернулась в ту сторону, в которую он посмотрел", - трудно понять, насколько это искренне, а насколько - конформизм в оглядке на скрытые микрофоны. Чего там Оруэлл писал про "двоемыслие"?

 

Вообрази, я здесь один, художника обидит каждый

"Во всю канаринскую" Владимира Ситникова. Постановка Степанцева. 2002

 

При Горбачёве главреж Степанцев покинул Кировский драмтеатр и вернулся сюда уже худруком - при позднем Ельцине. И грянули ядрёные народные комедии Кузьмича типа "Выходили бабки замуж" Булякова, в том числе с обличением "грабительских" демреформ: "Бесприданник" Разумовской, "Во всю канаринскую" Ситникова и пр. Я, упрощая их смысл до фразы, озаглавливал тогда рецензии так: "До чего ж нас довели демократы, суки!" - или: "На козла Чубайса навешали всех собак".

Один из моих заголовков гласил: "Ба! Знакомые ужимки и прыжки". Имелись в виду актёрские кривляния и кавээнщина в некоторых комедиях Степанцева. "Да, - соглашается он, - бывает, но это не моя режиссёрская программа, а волюнтаризм актёров, гонящихся порой за аплодисментами любой ценой".

"Три сестры" Антона Чехова. Постановка Степанцева. Ирина (О. Вихарева) и Тузенбах (А. Панасицкий). 2001

По его словам, он учился у Марии Кнебель (соратницы Станиславского и Немировича-Данченко, родоначальников психологического театра), у Андрея Гончарова ("великого приверженца формы"), проходил практику во МХАТе Олега Ефремова, и эти все школы пытается сочетать в режиссуре. И его главный интерес, дескать, не народные комедии, а высокая классика - Чехов, Толстой, Островский, Тургенев, Салтыков-Щедрин, Стриндберг, Моэм…

Однако публика хохотала на его "низком" и кашляла на "высоком", а критики кривились от того и другого. Театровед Елена Беляева в статье "Всё как у людей" определяла эстетику драмтеатра как кич: "Евгений Степанцев предложил прочитать буддистскую драму Стриндберга "Соната призраков" - по правилам триллера, т. е. уместить её в узкие рамки стереотипного восприятия… Зритель явно томился во время действия, но не чувствовал себя оскорблённым, поскольку как бы приобщался к "элитарному"… Из чеховского Иванова ("Иванов" в постановке Е. Степанцева) создан стереотипный образ русского интеллигента, удел которого - пожизненная глубокая задумчивость… Режиссёр хотел поставить про русского интеллигента, а получился, как всегда, водевиль" (журнал "Бинокль" № 1, 1999).

Критикесса даже употребила термин "модель дорежиссёрского театра прошлого века", на что Кузьмич сильно обиделся. Сетует он и на публику: "Любой мой ход мимо вкуса "массовки" подвергается остракизму. Тонкий слой интеллигенции уезжает, а пополняется приезжими с пониженной потребностью в театре как искусстве".

 

Всплытие покажет

Портреты Евгения и его жены Галины в квартире Степанцева. 2009

 

Сезон 2006-07 годов дался Степанцеву тяжело: сначала ему поменяли естественный тазобедренный сустав на фарфоровый (с титановым стержнем в бедре - отчего его и прозвали Титаником), потом он отметил 60-летие, долго работал над "Контрольным выстрелом" Говорухина и Полякова (обличительной комедией про то, как ельциноиды разрушили СССР, а олигархи добили). И вдруг после премьеры овдовел. Галина Афанасьевна два десятка лет была его ближайшим помощником и другом…

Теперь он приходит в себя. "Глушу себя работой". Его визави - чёрная кошка Низа, которой пятнадцать лет. По быту помогают артистки. Приносят солёные огурцы и прочее. Выходя из дому, Евгений читает молитвы: "Отче наш", "Помяни, Господи, царя Давида и всю кротость его", "Прости меня, Господи!", "Господи, помоги и направь!", "Господи, дай мне здоровья!", "Господи, дай провести день достойно Тебя!"

А завершая нашу беседу, Кузьмич пошутил: "Вот и вся любовь, и сиськи набок! Народная пословица".

 

Михаил Коковихин

 

Степанцев Евгений Кузьмич род.22.09.1946 в Москве в рабочей семье. ГИТИС, класс Марии Кнебель (1973). Дипломный спектакль - "Дом Бернарды Альбы" Ф. Лорки в Кировском облдрамтеатре. Карьера: главреж Кировского облдрамтеатра (1974-86), главреж Ярославского академтеатра (1986-89), главспец по межнацсотрудничеству Минкульта СССР (1989-92), главреж Заполярного театра драмы г. Воркуты (1993-96), худрук Кировского облдрамтеатра (с 1997). Лауреат Госпремии РСФСР (1980, 2500 р.). Засл. деятель искусств России (1985). Член КПСС (1969-91), был комсоргом ГИТИСа. Вдовец. Сын от первой жены - актрисы Наталии Кислицыной - журналист в Москве. Пристрастия: "Философия общего дела" Н. Фёдорова, Чехов, Толстой, Тургенев, Булгаков, Крупин, Распутин, Белов, Бетховен, фильмы С. Герасимова, С. Бондарчука и Евг. Матвеева, "Лимонадный Джо", "Не промахнись, Асунта!", "Бей первым, Фреди!", преферанс, коллекционирование зажигалок, хорошая отечественная водка ("всегда закусываю, и у меня не бывает похмелья").

 

"Вятская особая газета" 15.11.2007, № 45

 

 

С адвокатом Василием Дравертом в Октябрьском райсуде на процессе по восстановлению Степанцева в должности худрука драмтеатра. 21.04.2008. Фото М. К. Подробнее см. в "Вятской особой газете": "Орёл или решка", "Непотопляемый Титаник", "Всплытие в Ялте", "Драма Немировича в постановке Данченко", "Мы будем жить теперь по-прежнему", "Был месяц термидор", "Врагу не сдаётся наш гордый Титаник", "Зачем ты в наш колхоз приехал?", "А совьёшься ты в петлю"

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 
       
       
© журнал «Бинокль». Гл. редактор: Михаил Коковихин, 2002-2008
Дизайн, верстка: Николай Мустафин, 2008
Хостинг от uCoz