Вятский культурный журнал Бинокль
Рубрики
Авторы
Персоналии
Оглавления
Архив
NN 1-25
Бинокль N 25
Бинокль N 24
Бинокль N 23
Бинокль N 22
Бинокль N 21
Бинокль N 20
Бинокль N 19
Бинокль N 18
Бинокль N 17
Бинокль N 16
Бинокль N 15
Бинокль N 14
Бинокль N 13
Бинокль N 12
Бинокль N 11
Бинокль N 10
Бинокль N 9
Бинокль N 8
Бинокль N 7
Бинокль N 6
Бинокль N 5
Бинокль N 4
Бинокль N 3
Бинокль N 2
Бинокль N 1
 
Главная О журнале Оглавление Отзывы


Революцию пишем в уме

 

Поэт и журналист Михаил Коковихин подводит итоги и пожинает плоды

 

Михаил Коковихин имеет право у тихой грядки отдохнуть. 2012. Фото Г. Смелянской

 

Он всю жизнь чего-то создавал. Сначала - киноклубы ("Кадр" и "Сталкер"), потом - самиздат (альманах "Ноев ковчег", журналы "Авангард" и "Улица Коммуны"), с соратниками - Вятский литклуб "Верлибр". Переводил с английского ("Иисус Христос Суперстар") и латышского (Клав Элсберг). Издал пару книжек своих стихов ("Детский мат", "Прощайте голуби") и 19 бумажных номеров журнала "Бинокль". Литературовед Ксения Лицарева назвала Коковихина "самым гармоничным авангардистским поэтом в региональной литературе" и "филологическим концептуалистом".

Сейчас Михаил подводит итоги и пожинает плоды. Попадает в антологии. Готовит книгу очерков "Знатные люди Вятки". И то ли шутит, то ли пророчит: "Посмертный суд приговорит / внести нас в местные анналы / и выбить на граните плит / блестящие инициалы…"

 

Улица Свободы

Обложка книги Михаила Суворова. Кировское отделение Волго-Вятского книжного изд-ва. 1987. Тираж 5000

 

Михаил - правнучатый двоюродный племянник большевика, о котором в серии "Революционеры Вятки" написана книжка М. Суворова "Михаил Коковихин" (1987). Тот Михаил (Николаевич) встречался с Лениным и Троцким, в годы гражданской войны возглавлял ревком Северо-Вятского округа (в Омутнинске есть улица его имени), в 1930-х был заместителем наркома соцобеспечения РСФСР, на пенсии писал мемуары. А этот Михаил (Алексеевич) встречался с Приговым и Сокуровым, делал Четвёртую Русскую революцию (1991), на пенсии тоже пишет мемуары. Что тот, понимаешь, что этот…

С трёх лет он жил в доме с пожарной каланчой на улице Свободы. Директор 16-й школы Владимир Патрушев однажды на перемене поймал октябрёнка Мишу с капсюльным пистолетом. Самоделку отобрал, стыдил в учительской, вызвал родителей…

Поработав после школы учеником бухгалтера в Госбанке (там трудилась мама), Михаил свернул на филфак нашего педа: слова привлекали больше, чем цифры. На подготовительных курсах познакомился с поэтом Василием Зыкиным и историком Валентином Сергеевым. На квартире у Зыкина собрался литкружок: Вася разбирал стихи Миши, а Сергеев приносил опальную литературу - Солженицын, Аксёнов…

1974 год. На первом же курсе Коковихин попал в переплёт: ему и сокурснику Стасу Дёмину вменили в вину неподцензурную стенгазету "С первого взгляда" (с критикой порядков на филфаке). Особое возмущение декана, ректора и секретаря парткома вызвали ревизионистские лозунги "Интеллектуалы всех стран, соединяйтесь!" (влияние Пражской весны!) и "Без разрушения нет созидания" (маоизм!). Сорвали "дацзыбао" через несколько минут, а песочили создателей неделю, потом перевели обоих на заочное. В подготовке стенгазеты поначалу принимал участие и сокурсник Александр Галицких, но он (член обкома ВЛКСМ) оргвыводов избежал.

 

В запретной зоне

 

На втором курсе, восстановившись через горком комсомола на очном, Коковихин пришёл к Галицких с идеей создания киноклуба. Тот говорит: сам и делай. Пришлось Михаилу идти в облкинопрокат и к директору кинотеатра "Мир" Виктору Горошко. Так в зале хроники "Мира" возник городской киноклуб "Кадр" (1976-78). Пересмотрели всю историю кино - от Эйзенштейна и Довженко до Тарковского и Бертолуччи. Перед фильмами порой выступал киновед Юрий Корзоватых, а обсуждения вёл преподаватель философии Михаил Ненашев.

1979 год. Заглохший было киноклуб возродился в ДК имени 1 Мая под названием "Сталкер" (по ассоциации с новым фильмом Тарковского) с помощью свежих сил из облкинопроката - Татьяны Бушмелевой и Галины Макаровой. Репортёр "Комсомольского племени" Коковихин вошёл в совет клуба, уступив дамам право согласовывать репертуар в партийных инстанциях. В верхах сложилось мнение, что "Сталкер" подбирает фильмы с "диссидентским душком", предоставляя на обсуждениях слово антисоветчикам. И после показа "Зеркала" горком КПСС фактически запретил обсуждать фильмы. "Так нам недолго попасть в отщепенцы!" - сказал тогда в сердцах член совета Корзоватых.

"Отщепенцем" стал один Коковихин. В разгар забастовок польского профсоюза "Солидарность" Михаила "ушли" из "Племени", а накануне введения военной диктатуры в Польше (декабрь 81-го) профилактировали в кировском КГБ. Обвиняли в выпуске самиздатовского альманаха "Ноев ковчег", в клевете на строй, в использовании эзопова языка (например, в заголовке спортивной заметки "Борцы уехали в Польшу"). Пару лет на имя-фамилию в прессе было наложено табу. Пришлось прибегать к псевдонимам. К примеру, Михаил Колокольников. В общем, тот ещё "Колокол"…

Михаил Коковихин берёт интервью у Александра Сокурова в киноклубе "Сталкер". 23.11.1991. Фото С. Бушмелева

 

За флажки!

 

А тут и перестройка нагрянула. Где Михаил? Всё в той же карусели: участие в чём-то запрещённом, "наезд" охранителей, потом легализация. Таким макаром в 86-м родился литклуб "Верлибр". Коковихин - первый редактор верлибровского журнала "Авангард". Там-то и смог опубликовать свои неподцензурные стихи и перевод либретто рок-оперы "Иисус Христос Суперстар" (вошедшие позже в сборник "Детский мат").

Михаил Коковихин читает "Братцев Павликов" в Герценке. Слева - Сергей Софьин (обком ВЛКСМ), Николай Юровский ("Комсомольское племя"), Николай Голиков ("Верлибр"). 1987

 

Михаил Коковихин на неформальной демонстрации в Кирове 22 апреля 1988 года. Фото О. Сычёва

Границы "того, что не запрещено" расширялись. Михаил влился в Вятский Нефилософский кружок Сергея Бачинина. Вместе с верлибровцами противостоял функционерам на первой в Вятке несанкционированной демонстрации 22 апреля 1988 года. Летом составлял и печатал на машинке "Хронику города Вятки" для стенгазеты "Трибуна" на "стене демократии" на улице Коммуны у кафе "Полянка".

Однажды был задержан милицией, прокуратура вынесла предупреждение. Романтика! Коллега по "Верлибру" Сергей Шуклин сочинил тогда эпиграмму на Коковихина: "Житие его тернисто: / рад за правду крест взвалить. / Полно! Станет он марксистом, / если Маркса запретить".

Во время путча ГКЧП Михаил с соратниками трудился в газете Кировского горсовета "Выбор". Потом участвовал в комиссии Сумарокова по расследованию антироссийской деятельности в Кирове, разбирал завалы бумаг в горкоме КПСС, публиковал итоги. Победа! Оказалось: временная…

 

Движуха и бодяга

 

Через год перекрасившаяся в демократов партноменклатура стала вытеснять верлибровцев, в том числе Михаила, из "Выбора". Те в ответ создали еженедельник "Товар-деньги-товар" ("ТДТ"). Далее - везде. Коковихин - то в "Вятском наблюдателе", то в "Нашем выборе", то в "Вятской особой". Но главной своей вехой он считает культурный журнал "Бинокль", созданный вместе с искусствоведом Еленой Беляевой в 1999 году. На гранты газеты "Культура" и Фонда Форда удалось три года тиражировать "Бинокль", рассылать по библиотекам Кирова и области, отрефлексировав в журнале "особинку вятской глубинки" и поддерживая арт-новации.

Когда в середине нулевых путинский режим "наехал" на некоммерческие организации и иностранных грантодателей, Фонд Форда свернул свои программы в России. А "Бинокль" переместился в интернет на бесплатный ресурс (binokl-vyatka.narod.ru).

На вопрос: в какие времена тебе жилось интереснее? - Михаил отвечает: "В перестройку, в лихие 90-е и в начале века. Тогда было весело, движуха, ощущались перспективы. Сейчас - бодяга: шаг вперёд, два шага назад, охранка фабрикует уголовные дела, применяет пытки, за решёткой - невиновные. Зло тотально, но долг человека - сопротивление злу и абсурду распада".

О том же - в его поэме "Божественная Комедия" (по мотивам Данте): "я должен строить оборону / непротивление прощай". Или в стихотворении "Завет": "Поэтом можешь ты не быть, / но долгожителем - обязан. / Дождаться, чтоб последним сном - / где мальчики кровавые в глазах - / уснул царь Ирод, / за кого молиться западло…"

Да будет долг исполнен, завещанный скрижалью!


Шарж Галины Шуклиной. Конец 1980-х

Григорий Голицын

 

Коковихин Михаил Алексеевич род. 16.11.1954 в Кирове в семье мастера газодымозащитной службы пожарной части № 2 и инспектора Госбанка. Восемь классов в школе № 16 (1970) и два класса в школе № 51 (1972). Филфак Кировского госпедин-та (1978). Корреспондент газет "Комсомольское племя" (1979-81), "Кировская правда" (1984-85, внешт.), "Выбор" (1991-92), "ТДТ" (1992-95), "Вятский наблюдатель" (1995-2003), "Наш вариант"/"Наш выбор - Вятка" (2004-08), "Вятская особая" (2006-14, внешт.). Один из основателей киноклубов "Кадр" (1976) и "Сталкер" (1979), Вятского литклуба "Верлибр" (1986). Составитель и издатель альманаха "Ноев ковчег" (1981). Редактор журнала "Авангард" № 1 (1986), № 7-8 (1988) и "Улица Коммуны" (1988-89). С 1999 - главред журнала "Бинокль" (binokl-vyatka.narod.ru). Стихи - в латвийском журнале "Родник" № 8, 1987 и № 1, 1988 (из Клава Элсберга), в книге "Вятская поэзия ХХ века" (Антология вятской лит-ры, 2005), в "Поэтическом путеводителе по городам Культурного альянса" (Пермь, 2012), на сайте stihi.ru. Сборники стихов "Детский мат" (Киров, 1994), "Прощайте голуби" (Вятка, 2010), "Утопия осуществилась!" (Вятка, 2014) и "Железные крыла" (Вятка, 2015), книга очерков "Знатные люди Вятки" (2013). Составитель и издатель коллективного сборника "Верлибр". Тридцать лет с правом переписки" (Вятка, 2016). Пристрастия: Камю, Достоевский, Чехов, Бабель, Олеша, Хармс, Мандельштам, По, Элиот, Каммингс, Вознесенский, Абу-ль-Аля аль-Маарри, Ван Гог, Хичкок, Годар, Антониони, Феллини, Полански, Коппола, Джармуш, Уэббер, сухое, пить и курить бросает периодически. Интервью 2017 года на сайте kirov-portal.ru

 

"Вятская особая газета" 21.02.2013, № 7

 

 

 

 

 

Завернувшись в красный флаг, Михаил Коковихин выступает в ДК Металлургов. Фото Э. Черезова ("Выбор" № 11, 1991)

 

 

 

 

 

 

 

 
       
       
© журнал «Бинокль». Гл. редактор: Михаил Коковихин, 2002-2008
Дизайн, верстка: Николай Мустафин, 2008